О сайте Новости События Контакты Ссылки Форум

 

 

наш партнер: Специальная информационная служба

Независимый аналитический сайт

Часть 14. Художественное слово «Новой Эры»

Карлос Кастанеда

«Новый век» наступает на души россиян не только через мудреные инструкции по трансформации личности, описания экзотических магических техник и оккультных практик. Он использует самое мощное средство, которое есть в распоряжении идеолога и демагога – ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОБРАЗ. Идеи «Нового века» захлестнули неискушенного российского читателя мощным потоком книг, принадлежащих перу писателей, до недавнего времени ему почти не известных (К.Кастанеда) или совершенно не известных (П.Коэльо, Р.Бах, Х.Мураками, Чиа). Их книги – наиболее раскупаемый товар в магазинах и отделах эзотерической литературы. Они обрели массового читателя и представляют собой сильнодействующее средство психологического воздействия.

С 25 февраля по 1 мая 2003 года в эзотерической сети российского Интернета проходила акция "Книги, которые меня потрясли". В акции принимали участие читатели рассылки "Библиотека Лотоса. Эзотерика. Магия. Религия", посетители сайтов http://ariom.ru/, http://zen.ru/, а также других сайтов "Бодхисаттвической Сети". В середине мая 2003 г. были подведены итоги. Всего было прислано 150 писем со списками книг, «которые потрясли».

Книгами, которые пользуются наибольшей популярностью у российских любителей эзотерики, явились следующие:

1. Карлос Кастанеда "Учение дона Хуана" (сборник из 12 книг)

2. Клейн "В помощь дзенствующему"

3. Ричард Бах "Чайка по имени Джонатан Ливингстон"

4. Ричард Бах "Иллюзии, или приключения Мессии, который Мессией быть не хотел"

5. Пауло Коэльо "Алхимик"

Карлос Кастанеда

Карлос КАСТАНЕДА (Carlos Castaneda) (1925–1998), американский антрополог, книги которого, повествуя о драматическом обучении у индейско-мексиканского колдуна, излагают философию существования, ставшую особенно популярной среди представителей западной «молодежной культуры» конца 60-х – 70-х годов 20 в. Эта философия основана на ирреальном восприятии действительности сквозь призму наркотического сознания, внедряемого в качестве общественной нормы в массовую психологию именно в тот период и имевшую своим результатом невиданное ранее в истории человечества распространение употребления наркотиков. Следуя Юнгу, появлению нового народа всегда предшествует сотворение мифа. Кастанеда – это творец мифа, который предварил появление ЧЕЛОВЕКА НАРКОЗАВИСИМОГО.

Об официальной жизни Карлоса Сезара Араны Сальвадора Кастанеды известно крайне мало. Но и то, что известно, переплетается с двусмысленностью и мистификациями, возникновению которых часто способствовал он сам. Точно неизвестны даже дата и место его рождения. По одной версии - записи в иммиграционных документах - он родился 25 декабря 1925 года в перуанском городе Кахамарка, по другой - 25 декабря 1931 года в Сан-Паулу (Бразилия). Лишь прочитав его книги, повествующие о некоем Дон Хуане, мы можем составить некое представление о Кастанеде-человеке. Известно, что в 1951 году Кастанеда эмигрировал в США из Перу, а до этого его семья жила в Бразилии, откуда бежала, спасаясь от очередного диктатора. Неизвестно, чем он занимался до приезда в США. В США, судя по “стенограмме” его диалогов с Доном Хуаном, он подрабатывал таксистом, писал стихи, изучал живопись, торговал в магазине спиртным. Известно также о его стремлении проникнуть в голливудскую среду.
Известно, что он учился в муниципальном колледже Сан-Франциско, прослушав там курсы по творческому письму и журналистике, затем поступил в 1955 г. в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе и через семь лет стал бакалавром по антропологии. Преподавал в университете, был учителем в Беверли-Хиллз. В одном из эпизодов он описывает, как ходил по престижным кинотеатрам Лос-Анджелеса со специальной карточкой своей подруги, дочери голливудского заправилы. Голливуд 60-х был Меккой интеллектуальной элиты всего мира: сюда вели все дороги, здесь могли осуществиться мечты. Голливуд озвучивал идеи и собирал артистов, художников, прозаиков, и даже ученых. В Лос-Анджелесе Кастанеда начал свою деятельность по созданию собственного образа писателя-антрополога, претендующего на глубинное проникновение в суть вещей, постижение ОСОБЫХ, СКРЫТЫХ секретов бытия, позже легших в основу многочисленных ньюэйджеровских теорий и концептов. Впрочем, вся деятельность Кастанеды – этого рупора идей, разрушивших традицию и нравственное (да и физическое) здоровье целого поколения, весьма загадочна: никто не знал, где жил и чем занимался Кастанеда. Практически до последних лет своей жизни он вел жизнь затворника.

В 1968 г. к Кастанеде пришла известность. Это было время, когда гегемонистские устремления Америки были в апогее. Это было время технологических успехов Америки. В 1968-м “Аполло-8” облетел вокруг Луны, а в следующем году Нейл Армстронг ступил на Луну. Усиление Америки сопровождалось утверждением американской демократии. Однако, именно в это время американская демократия подверглась серьезным испытаниям: были застрелены Мартин Лютер Кинг и Роберт Кеннеди. Как во внутренней, так и во внешней политике начинает утверждаться и муссироваться тема «гражданских прав», «равноправия», «прав человека» и пр.

Конец 60-х – период становления глобального движения «Новый век» с транснациональностью, оккультизмом и сатанинской разрушительностью. Вся культурная среда, как и настроение в западном обществе, наполнились бунтарством против традиций. 1968 год – пик популярности романа колумбийского писателя Габриеля Гарсия Маркеса «Сто лет одиночества», отражающего вечный поиск свободы, провозвестника невиданного успеха на многие годы вперед латиноамериканской литературы, ставшей потом apriori кладезью идей свободолюбия, духовного прогресса и неординарности. В разгаре была битломания. Главный альбом периода – «Sergeant Pepper's» – иллюстрировал конфликт поколения детей и поколения родителей. Дети хотели абсолютной свободы, свободной любви и не хотели войны (вьетнамской), устроенной родителями. «Освобождение» от всеобщего «гнета тоталитаризма» несла… революция – психоделическая революция 60-х, которая de facto легализовала марихуану, а за ней и другие наркотики, дающие вожделенную свободу – зачастую при использовании психотехник (медитации, йоги и др.). В процессе изучения феномена психоделической революции 60-х, радикально изменившей облик американского общества, да и всего западного мира, напрашивается вывод о ее сконструированном, а не спонтанном, характере – как, впрочем, и любой другой революции. Доказательством этому предположению служит явление творчества К.Кастанеды и других творцов «психоделической реальности». New Age начал свое шествие по планете на крыльях психоделической революции.

Учение дона Хуана. Путь познания индейцев племени яки. Доставка книги почтой или курьером.В 1968 году Кастанеде было 37 или 43. Интегрировав в среду вольнодумной интеллигенции, он был полон сил и амбициозных устремлений. Его амбиции получили направление благодаря гранту Калифорнийского университета, выделенного на его антропологические исследования. По условиям этого гранта он отправился в центральную Мексику, где несколько лет он занимался «полевой работой», завершившейся, впрочем, не научным открытием, а совершенно необычным, новым для того времени романом “Учение Дона Хуана: Путь Знания индейцев Яки”. Литературно-научные искания Кастанеды были оценены, и в 1973 году К.Кастанеда получил степень доктора философии и стал профессором Калифорнийского университета, защитив там диссертацию по антропологии, почти идентичную его третьей книге «Путешествие в Икстлан» (Journey to Ixtlan, 1972). Появление первых же книг «Учение дона Хуана» (The Teaching of Don Juan, 1968) и «Особая реальность» (A Separate Reality, 1971) сделало автора знаменитостью, а «Рассказы о силе» (Tales of Power, 1974) и «Второй круг силы» (The Second Ring of Power, 1977) также стали бестселлерами. Шестая из книг этой серии «Дар орла» (The Eagle's Gift) была опубликована в 1981. Книги издавались миллионными тиражами, они были переведены на 17 языков, в том числе, и русский.

Сами тексты произведений Кастанеды претендуют на подробное изложение впечатлений и переживаний автора (под именем «Карлос»), полученных при обучении у старого индейца из племени яки дона Хуана Матуса, якобы познавшего некое высшее откровение, и его помощника дона Хенаро. Карлос в качестве аспиранта, собирающего фактический материал, проходит причудливый курс обучения, который должен изменить его привычный способ восприятия мира, чтобы он мог видеть, думать и жить совершенно иначе, чем раньше. Учеба заключается в выполнении последовательности ритуально закрепленных действий на фоне приема наркотических растительных снадобий, которые дает и рекомендует дон Хуан. В дополнение к природным галлюциногенам, которые Карлос на начальном этапе принимает для своего преображения, старый колдун особо подчеркивает важность определенных физических упражнений, таких, как скашивание глаз для измененного видения или «поступь силы» для безопасного передвижения ночью через пустыню. Результатом обучения явилось полная трансформация личности героя и всего его восприятия действительности (что вполне закономерно для человека, превратившегося в наркомана). Критика всегда сомневалась в реальном существовании Дона Хуана, и не безосновательно. Кастанеда не предъявил миру ни одного доказательства существования своего Дон Хуана и в 1973 году «отправил» его вместе с группой персонажей в магическое путешествие, из которого они больше не вернулись. Впрочем, ученики и поклонники Кастанеды считают, что вопрос о подлинности его рассказов не имеет никакого отношения к проблеме истинности «пути познания», предлагаемого доном Хуаном.

О личной жизни Карлоса Кастанеды известно, что он был женат. Развелся через полгода, хотя окончательно расстался с женой в 1973 г. Есть человек, называющий себя его сыном, Адриан Вашон (C. J. Castaneda), но так ли это в действительности - неясно. Умер Кастанеда в Вествуде (шт. Калифорния, США) от рака печени 27 апреля 1998 года. В последний период он вел «здоровый образ жизни»: он не только не употреблял алкоголя и наркотических препаратов, прославлению которых посвятил свое творчество, не только не курил, но даже не пил чая и кофе. Производители бестселлеров еще некоторое время эксплуатировали его “таинственный уход”, утверждая, что он “сгорел изнутри”, хотя он был обычным способом кремирован и останки были перевезены в Мексику. Кастанеда должен был остаться загадкой. Ведь на учении бессребреника Дон Хуана его автор оставил после себя прекрасно работающую индустрию с многомиллионным доходом. Его имущество после смерти было оценено в 1 млн. долларов (довольно скромно для автора, чьи книги разошлись общим тиражом около 8 миллионов на 17 языках). Все оно было отдано в учрежденный незадолго до его смерти Фонд Орла. Оценочный общий капитал фонда составлял 20 миллионов.

К.Кастанеда – апологет наркомании

Когда спустя два месяца после смерти Кастанеды об этом стало известно публике, все агентства в один голос повторили, что "умер крестный отец Нью Эйджа".

Профессиональные этнологи и антропологи всегда считали, что Кастанеда пишет развлекательные истории. Критические статьи были опубликованы в журнале «Тайм» еще в 1972 и 1973 годах. Их писал директор Департамента этнологии Национального антропологического музея Мехико. Другой известный антрополог, Вестон ла Барр, разоблачает Кастанеду в книге “Карлос Кастанеда, тени и свет живого духа”. Он считает, что книги Кастанеды не дают информации научного характера о том, что такое описываемая им “иная реальность”: одна ли она во всех обществах? Или даже для двух индивидов? Действительно, такие философские высказывания далекого индейца, как, например: “Трюк вовлеченности в негласный социальный договор в том и заключается, чтобы убедить нас, будто описание, с которым мы соглашаемся, определяет границы реального мира” – давали повод задуматься даже о том, что “описание” нашего мира совершенно не совпадает не только с объективной, но даже и желаемой реальностью. Наконец, известный антрополог Джей Куртни Файкс написал труд под названием “Карлос Кастанеда. Академический оппортунизм и психоделика”, отнеся сочинения Кастанеды к направлению, во главе которого стоят интеллектуал Олдос Хаксли (“Двери ощущения”) и «доктор психоделики» д-р Тимоти Лири. О Т. Лири стоит сказать несколько слов отдельно.

Тимоти Лири – теоретик психоделического «просветления», первый пророк 60-х

Т.Лири можно по праву читать «предтечей» феномена Кастанеды. Он родился 22 октября 1920 года в Спрингфилде, штат Массачусетс, в семье потомков ирландских иммигрантов. По настоянию матери, ревностной католички, юность Т.Лири провел в Иезуитском колледже в Уорчестере. По сути дела, проповедником он в итоге и стал, однако в совсем иной сфере.

После окончания иезуитского колледжа Лири поступил в Военную академию в Вест-Пойнте. В течение 18 месяцев не слишком прилежной учебы, которую он впоследствии сравнивал с послушничеством в буддистском монастыре, Лири большую часть свободного времени проводил за чтением книг по восточной философии.

В 1940 году Лири поступил в университет Алабамы, где получил первую ученую степень бакалавра психологии. В 1950 году он получил степень доктора психологии, а в 1956 г. была написана его первая серьезная научная работа «Уровни измерения межличностного поведения», после которой он занял должность руководителя лаборатории психологических исследований в одной из больниц города Окленда, штат Калифорния. Одна за другой выходили монографии — «Межперсональная диагностика личности: функциональная теория и методология личностного роста», «Прогноз межличностного поведения в психотерапевтических группах». В одном ряду с именами Роджерса, Баха, Перлза, Берна и др. Лири занял ведущее место среди пионеров групповой терапии и теории коммуникативных игр.

Ранние работы Лири пронизаны новаторскими идеями самоактуализации и личностного роста. Многие тенденции, лишь намеченные Лири в разных областях, связанных с психологией, разрабатывались затем другими учеными. Лири является автором психодиагностической методики (1957 г.) – опросника – который активно использовали и используют в своих целях ЦРУ и ФБР. Этот опросник известен как Интерперсональный диагноз Лири (Leary Interpersonal Diagnosis). Он направлен на выявление свойств личности, значимых для взаимодействия с другими людьми.

В 1960 году, находясь в отпуске в Мексике, Лири по совету одного из местных коллег отведал ядовитых грибов. Индейцы, исконные жители тех краев, с древнейших времен практикуют эту небезопасную процедуру в ритуальных целях, вызывая у себя измененные состояния сознания. Привидившиеся в угаре галлюцинации они трактуют в мистическом духе. По возвращении в Гарвард, где Лири в то время работал, он провел несколько экспериментов по воздействию мескалина (ср. «Мескалито» у Кастанеды) на сознание. Интерес к галлюциногенам закономерно привел его к самому мощному из психоактивных препаратов — ЛСД. Еще в 50-е годы этот препарат применялся в психотерапевтической практике, хотя его влияние на психику было не совсем ясно и активно изучалось. С ним преимущественно работали специалисты-медики, и его по рецепту можно было купить в любой аптеке. После пропагандистской кампании, развернутой Т.Лири и автором знаменитых «Полетов над кукушкиным гнездом» Кеном Кизи, вещество приобрело огромную популярность, попало под строгий запрет — и все исследования были свернуты. Но до запрета было достаточно времени, чтобы опытным путем, причем в широчайшем масштабе, выяснить его суть. ЛСД попал на улицу и стал называться «кислотой». Им пользовались до конца 60-х наркоманы.

Именно Лири призвал к концентрации на внутреннем «сознании». По мнению Лири, глобальная ошибка западной психологии состояла в том, что она сосредоточила свое внимание на описании внешних феноменов, отвернувшись от неисчерпаемого источника знаний, скрытого внутри каждого человека. По его мнению, на Востоке издревле существовали методы исследования сознания и управления им. С появлением психоделиков аналогичные методы стали доступны и Западу. В результате, согласно Лири, получается, что психоделические вещества являются чуть ли не единственным для западного человека средством просветления. При этом Лири осознанно или невольно игнорируются как отрицательные последствия их воздействия на психику, так и социальные последствия их массового применения. Но именно эти социальные последствия представляли для Лири наибольший интерес. Он мечтал, что «лет через двадцать все общественные институты будут преобразованы в соответствии с прозрениями, почерпнутыми из опыта расширения сознания», что изменится вся система образования и вместо книг будут молекулы определенных веществ, открывающие «внутреннюю библиотеку»; что изменится сам стиль жизни людей и не менее двух часов в день они будут посвящать отдыху от «социальных игр» с помощью известного вещества. Этот выход из игр Лири считал наиболее важным последствием употребления психоделиков, связывая с ним обретение внутренней свободы.

«Психоделический гуру» Лири был первым пророком бунтарей 60-х. Лири регулярно появлялся перед многотысячными сборищами хиппи — одетый в нечто наподобие хлопчатобумажной пижамы, обвешанный «фенечками», он провозглашал свою культовую фразу: «Включайтесь, настраивайтесь и отпадайте!» (Turn on, tune in and drop out!), превратившуюся в расхожий лозунг «поколения мира и любви».

С легкой руки Лири поколение хиппи, детей-цветов, прочно «подсело на кислоту». Его благословил умирающий Олдос Хаксли. С ним подружились лидеры битников Аллен Гинзберг, Джек Керуак, Уильям Берроуз и Артур Кестлер. Культовые калифорнийские рок-группы Grateful Dead и Jefferson Airplane клялись ему в верности на своих концертах-бдениях.

В 1963-м Лири познакомился с Кастанедой. Впоследствии президент Никсон назвал его самым опасным человеком в Америке. Лири был уволен из университета, и вторую половину его жизни был постоянным объектом преследования ФБР. В биографии Лири даже есть такой эпизод: в 1970 году из калифорнийской тюрьмы Лири освобождала революционная группа под названием “Всепланетарное подполье”, и в следующий раз ФБР настигло его в Афганистане только три года спустя.

В 1984 году — после выхода технократической антиутопии Уильяма Гибсона «Неоромантик» — Лири присоединился к захватившему молодую Америку движению киберпанков, ухитрившись снова стать лидером еще одного недовольного реальностью поколения. Вместе с Гибсоном он пропагандировал движение «социального дарвинизма, пущенного на ускоренную перемотку» и «биомеханический синтез человека и компьютера». В новой книге (всего он их написал свыше двадцати) под названием «Инфопсихология» Лири писал: «Данная реальность пусть останется для школьников, мы же станем пионерами иных, неизведанных и моделируемых реальностей. Они не виртуальны, они есть на самом деле, нужно только найти к ним пароль. Садись за компьютер и начинай поиск».

Удалившись на покой в 1988 г. в звании ветерана психоделической революции, Лири попытался заняться воспитанием троих внуков. Несмотря на социальную «экстравагантность», Лири скончался в 1996 году в Беверли-Хиллс, будучи к тому времени весьма состоятельным человеком.

Из лаборатории в массовую литературу: от Лири к Кастанеде

Если Лири внес практический вклад в развитие «психоделического мифа», а иными словами – наркомании, то Кастанеда был его творцом, идеологом. В своей книге Файкс пишет, однако, что миф Дона Хуана компилировался не из настоящих антропологических исследований, а из лекций в университете UCLA и рассказов индейских студентов. Более того, вероятно, сознательно, в целях усугубления мистификации Кастанеда перепутал представления племени Яки и Уичол. Впрочем, артистического обывателя, потребителя «контркультуры», и западных «шестидесятников»-хиппи научные детали не интересовали.

В СССР Кастанеда появился сначала в форме самиздата. О советском восприятии написал в своей статье Пелевин: «Мало кто из писателей вызывал такой восторг и такое раздражение. Этот восторг понятен - многое из нас помнят, каково было читать самиздатовскую ксерокопию Кастанеды в Москве, увешанной портретами черных магов из Политбюро, или закупать оптовые партии декоративного кактуса Lophophora Williamsi у ошалевших кактусоводов с Птичьего рынка - под подозрительным и растерянным взором патрульного милиционера.». Чтение произведений Кастанеды считалось признаком вхождения в интеллектуальную «элиту». В первые перестроечные годы краткое изложение и отрывки его «теории» печатались в журнале «Наука и религия». С 1992 его книги стало печатать киевское издательство "София". Жена писателя Маргарет Кастанеда сказала: «Учение Дона Хуана дало начало психической революции, и я подумала: “Какое совпадение!” Карлос всегда говорил о начале революции. Он хотел помочь всем угнетенным мира, особенно странам Латинской Америки». Кастанеда вполне вписался в разрушительную «российскую демократическую революцию» 90-х. «Свобода» и «новая духовность» - это те лозунги, под которыми «Новый век», идеология глобализма, всемирного тоталитаризма распространяется по миру.

Творчество Кастанеды – руководство по практической магии

Популярный нынешний писатель Пелевин восторженно отзывается о книгах Кастанеды как об «удивительной красоты и силы экзистенциальной поэзии». Вряд ли это так. Один российский читатель написал «Книга написана как бы дураком для дурака». Это, безусловно, несправедливо - в отношении автора.

Увлечение магией всегда было свойственно западной культуре. В 17-18 вв. они переплетались с рационалистической и просвещенческой традицией, как в движении розенкрейцеров и в масонстве. Даже творцы позитивной науки отдавали дань оккультизму: известно, что И. Ньютон практиковал алхимию и писал комментарии к Апокалипсису, а Тихо Браге увлекался астрологией и составлением гороскопов.

Когда в 1968 г. издательство Калифорнийского Университета выпустило книгу Карлоса Кастанеды «Учение Дона Хуана: Путь знания индейцев яки», успех ее оказался фантастичным: за короткий срок было продано 300 000 экземпляров. По-видимому, этот успех вдохновил автора на издание целой серии книг «спиритуального сериала», посвященных различным аспектам пути духовного восхождения. Чем шире расходились произведения из «мира Кастанеды», тем больше становилось кружков и групп, изучавших «наследие древних тольтеков» и практиковавших «магические пассы».

Миф о новой реальности

В становлении «мифа Кастанеды» основную роль сыграл сам Кастанеда. Способствуя развитию магического сознания, он создал магический ореол вокруг своей жизни. Он запрещал себя фотографировать и записывать свой голос на пленку. Эти запреты находились в созвучии с его теорией стирания «личной истории», согласно которой человек, желающий обрести внутреннюю свободу, должен намеренно погрузить в туман факты своей жизни, дабы ускользнуть от мнений других людей относительно него. С другой стороны. Кастанеда в этом похож на типичного мага, тщательно следящего за тем, чтобы обрезки его волос и ногтей не попали в поле зрения посторонних лиц. Воздействие на остатки волос (или на магнитофонные записи) со стороны враждебно настроенного лица может быть чревато для настоящего мага серьезными опасностями. Жизнь Кастанеды – это «креатура» большого артиста, который заставил весь мир поверить в то, что его истинная жизнь совпадает с той, что была описана им в его книгах: что тот напористый и наивный Карлос, проходивший 12-летний курс ученичества в старого шамана по имени Хуан Матус, и антрополог Карлос Кастанеда – суть одно и то же лицо.

Его сочинения имеют форму дневниковых записей о своем необычном опыте. Приехав к Дону Хуану с целью набраться познаний о галлюциногенных растениях и провести антропологические полевые исследования, он сам становится объектом собственного исследования, трансформируется из постороннего наблюдателя в искателя совершенства. Кастанеда, «крестный отец «Нового века», внес большой вклад в формирование идеологем движения «Нью эйдж», а также его базового лексикона, фразеологии. В книгах Кастанеды – повествование о духовном пути человека, жаждущего обрести свободу и подлинные знания на «пути воина», «пути с сердцем». Безусловно, речь идет о тайных, эзотерических знаниях, которые можно получить, лишь обретя СИЛУ. (Концепты «путь воина», «сила» и пр. заимствованы Кастанедой из традиционного японского дзенбуддистского трактата). На пути обретения знаний человек одинок. Люди «толпы» не понимают того, что он делает, их страшат миры, в которые ему приходится забираться. Воин в своем странствии стремится использовать мощь сверхъестественных существ, «гуахо» - сил-«союзников». Воин старается заставить служить гуахо своим интересам. Для приручения этих диких сил нужны осознанность, понимание и отвага. Но путь достижения состояния духа, в котором воин будет действовать свободно, опираясь на помощь «союзников», долог – это длительный период под руководством наставника-мага. Следует заметить, что образ жизни мага воссоздан с немалым знанием этнографических особенностей индейской жизни. Приходится читать о многочисленных спорах вокруг реальности образа Дона Хуана. Представляется, что проблема эта надуманная: Дон Хуан описан не как безграмотный индеец, а как талантливый мыслитель и эрудит, изъясняющийся подобно оксфордскому профессору. Отношения между учеником и учителем весьма условны, идеализированы и схематичны. Дон Хуан – это схема, рупор тех идей и действий, которые Кастанеда внедрял в общество посредством своих книг. В последнее время этот прием повторил в России В.Мегре, создав такой же ненастоящий, условный образ Анастасии в своем сериале из 7 книг. И Хуан, и Анастасия не претендуют на реальность, они – символы тех установок, которые навязываются читателю через образы и литературно-психологические приемы. В третьей книге серии, «Путешествие в Икстлан» (1972), Кастанеда устами дона Хуана сообщает, что «воину все равно, правда или вымысел то, с чем он сталкивается, а для обыкновенного человека это очень существенно». Таким образом, акцент переноситься на личность и на внутренние переживания того, кто вошел в «мир дона Хуана». Такая постановка вопроса согласуется с кастанедовским методом отношения к действительности. Интерес представляют не объекты как таковые, но объекты, как они «даны» нашему сознанию. Проблема реальности сводится к двум аспектам иной проблемы: а) кто такие те, кто переживает нечто, называемое реальностью, и б) что переживается при этом?

Особое видение

Пустыня Сонора

Кастанеда «освящает» наркотики. Их использование возводится до культового действа, требующего «силы» и «эксклузивных» знаний. Проблема использования психотропного средства поднята до уровня философской проблемы субъективного vs объективного восприятия реальности, дуализма этого восприятия, замешанного в его книгах на восточной мистике, пришедшей на Запад в 60-е годы. Когда Карлос требует галлюциноген, сделанный из кактуса пейота, ему является существо (Хуан назвал его Мескалито), похожее на дружелюбную светящуюся собаку. Игра с Мескалито для ученика стала потрясающим внутренним переживанием. Индейцы, наблюдающие за Карлосом, видели необузданного человека с признаками асоциального поведения, погнавшегося за местной собакой. Тем самым воссоздается ситуация некоей раздвоенности реального мира. Что истинно – могущественное существо или шелудивый пес? Хитрый старик или фантом, созданный расстроенным воображением человека, накачанного зельем? Карлос Кастанеда ответил на эти вопросы, вступив «на путь знания», устремившись в процесс преображения. Научный и духовный поиск у Кастанеды соединяются в одно целое. Его наукообразие и документализм – суть атрибуты формы – формируют апологический подход к проблеме использования наркотических средств. «Новый век» с его субъективной реальностью нуждался в таком инструменте воздействия на общественное мнение. «Видение» новой реальности противоположно рациональному пониманию – пониманию в обывательском смысле, пониманию «профана», не обладающего «знанием». Это противопоставление профанического восприятия и особого «видения» рассматривается в книге «Особая реальность» (1971). Настоящее видение, по Кастанеде, происходит в «трещине между мирами», т.е. миром обычных человеческих отношений и миром сверхчувственным, магическим. «Видящий» испытывает совсем иные ощущения, чем в повседневной реальности. Видеть можно и «ушами» - тогда ты слышишь «дыры», возникающие в многообразных звуках «вещей мира». Здесь явное заимствование мотива из рассуждения о «флейте Земли» классического даосского трактата «Чжуан-цзы». Это, как и вообще тема магических перевоплощений, множества жизней, светящихся энергетических «сущностей», субъективной реальности – дань движению «Нью Эйдж», набиравшего силу в тот период с помощью гуру, лам и идеологов вроде Кастанеды. «Тени», «дыры» позволяют «видящему» подняться на такой уровень восприятия, на котором он ощущает единство и целостность всего мира – основную ньюэйджеровскую идеологему. Все оказывается пронизанным энергией («линиями мира»), человек переходит в другую энергетическую сущность. «Видение» как будто показывает человеку всю ограниченность его человечности и безмерность, многомирность того, что его окружает. В конечном счете все приводит к пониманию равенства вещей: в этом мире сверкающих «линий» и переливающихся энергий ни одна из вещей не выглядит более значительной, чем другие. Здесь ВСЕ РАВНОЦЕННО. Возникает мысль, что представители растительного и животного мира лучше понимают истину, чем человек – по сатанинской теории «равенства» между всеми представителями органической жизни на Земле. «Люди плохо знают мир, в котором живут. Любой койот знает куда больше», - говорит дон Хуан.

Энергетическая теория

Пустыня Сонора

Энергетическая теория «Нового века» воплощается в образе человека как «светящегося яйца» («кокона», «сферы»). Дон Хуан поясняет: «Люди как бы сотканы из волокон света, вроде белой паутины. Очень тонкие нити, струящиеся от головы к пупку и обратно….Его руки и ноги – пучки лучей…Человек тесно связан со всем окружающим, но касается окружающих вещей не руками, а длинными волокнами, исходящими из живота…Волокна поддерживают человека в равновесии, придают устойчивость». Подобное «видение» человека влечет за собой и особое отношение к нему: раз обычный человек по истинной природе есть яйцо, то кардинальным образом измениться он не способен, и бессмысленно ратовать за спасение человечества. Изменить человека может только МАГИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ, опирающееся на силу, добыть которое можно, в том числе, с помощью наркотиков.

В разговорах дон Хуан постоянно возвращался к выражению «человек знания», но ни разу не объяснил, что это значит. Я попросил его сделать это.
— Человек знания — это тот человек, что правдиво пошел по пути учения. Человек, который без спешки и без мешканья пришел к раскрытию секретов знания и силы настолько далеко, насколько смог.
— Может ли любой быть человеком знания?
— Нет, не любой.
— Но тогда, что надо сделать, чтобы стать человеком знания?
— Человек должен вызвать на бой и победить своих четырех природных врагов.

Эти враги – страх, ясность мысли, неконтролируемая сила и старость. По Кастанеде, победить старость, самого страшного врага, можно, победив первых трех. То, что традиция призывает уважать, Кастанеда по-мефистофелевски призывает победить.

ЗНАЮЩИЙ человек – это ВОИН. От обычных людей его отличает тщательно выверенная стратегия своего образа жизни. В его жизни нет ничего лишнего и привязывающего. Воин всегда знает, что и как ему делать для достижения цели. Такой способ правильного образа жизни дон Хуан называет «безупречностью». Безупречность – это постоянное осознавание ситуации. Действовать надо «здесь и сейчас», безукоризненно исполняя роль, которая тебе досталась, поскольку на кону стоит ЖИЗНЬ, уникальная и единственная. Безупречность приравнивает человека к «силе», нейтрализует ее негативное воздействие. Здесь понятие «воина» совпадает с понятием «маг».

Поэтизация наркозависимости

Описываемая Кастанедой в первых книгах магия не основана на конкретной этнической традиции. Начиная с 4-й книги – «Сказки о силе» (1974) – утверждается, что учение дона Хуана вписано в традицию неких шаманов древней Мексики. Но акцент поставлен не на этнических признаках магической системы, а на эзотеричности этого наследия, которое резко отделяет себя от профанных представлений. Подчеркивается, что «чертова травка» наделяет человека «силой», которая не может быть востребована в обычном обществе и страшит людей. Как ловкий наркодилер, Дон Хуан, в стремлении сохранить преемственность, применяет уловки. Он «заманивает ученика в западню» постепенно, ведь здравомыслящий человек, осознающий опасность «пути воина», не захочет променять привычную жизнь на путь «силы». «Мастер»-колдун, подцепив ученика на крючок, втягивает его в ученичество все больше и больше, пока тот сам не станет магом. Ученик поначалу не знает, чего он хочет. Он смутно чувствует, что жизнь, которую ему фактически навязали, не вполне правильна, но отказываться от нее не собирается. Если хитрость учителя удалась, то он уводит ученика так далеко, что оказывается, что обратной дороги уже нет. Либо смерть, либо «знания»; третьего не дано. Аналогия с втягиванием в наркозависимость столь очевидна, что не требует пояснений. Кастанеда поэтизирует этот процесс, придает ему ореол загадочности и избранности. Пейот, дурман, «дымок» расшатывают негибкий внутренний мир ученика, уводит его в иные пласты реальности, не доступные обычному восприятию, а доступные лишь «сильным», «избранным». Первые две книги посвящены психоделическому аспекту «пути воина». Но галлюциногены разрушают нервную систему, и ученик на два с лишним года покидает учителя. «Придя в себя», ученик продолжает обучение, но в более поздних книгах акцент смещается в сторону «стирания личной истории», «остановки мира», «сновидений», «нагваля и тоналя» и др. Все большее место занимают женские персонажи и их «энергетическим» приоритетом над мужчинами.

Избранные - воины

Ньюэйджеровские построения пронизывают все книги Кастанеды. Образ «силы» - ключевой. Для мага (воина) видение не обязательно. Дело мага – приобщение к СИЛЕ, что пронизывает весь мир. По отношению к параллели «знание – сила» дон Хуан выделяет три типа духов. Есть духи бесполезные. Есть духи злобные. Есть настоящие «союзники», способные наделить воина «силой». Эти «союзники» - из мира галлюцинаций. Воин не бессмертен. Но смерть – это тоже сила. Воину, интерпретирующему все в терминах силы, для правильного понимания происходящего необходимо видение – хотя бы для того, чтобы понять, что в этом мире нет абсолютных ценностей: все одинаково, равновелико. Воин достигает статуса избранности в очистке сознания от всего лишнего. Затем наступает стадия видения. Трагизм смерти не имеет значения для видящего, поэтому жизнь и смерть также равноценны. Если сила дает человеку власть и победу, видение дает ему свободу. Видящий перестает зависеть от мира. Видение – это, по Кастанеде, высший уровень сознательного существа. Именно эта осознанность отличает воина от обычного человека. Кастанеда вводит понятие «контролируемая глупость». Априори, все люди глупы и не могут по своей природе воспринимать глубинные слои реальности. Глупость не зависит от образования или воспитания. Однако воин может осознавать свою глупость и контролировать ее. Его путь – «контролируемая глупость». Выбор воином пути означает его решение следовать ему во что бы то ни стало. Но путь в этом мире – это не есть дорога непрерывного самоанализа и мистического полета. Именно «ЭТОТ мир является охотничьим угодьем воина». По существу, нет никакого «мира идей», и Бога-Творца тоже нет. Не существует ничего вне этого мира с его множественными пластами реальности.

Кастанеда, вырвав из исторического контекста и заимствовав из самурайской литературы (в частности, «Будосёсинсю» (досл. «Наставления вступающему на Путь Воина» автора Юд-зана (1639-1730) ) основной тезаурус своих книг, легший в основу всего ньюэйджеровского кодового лексикона (напр., сила, совершенство, неуязвимость, победа, судьба, покровитель-наставник и т.д. и т.п.), использовал его для осуществления подмены понятий в сознании читателя, вследствие которого отвратительное выглядело изысканным, аморальное – сверхчеловеческим, а наркотик выдавался за Бога.

Из аннотации к книге «Учение Дона Хуана»: Ты, читатель, будь осторожен! Даже если Ты станешь читать 11 книг Кастанеды всего лишь как увлекательные магические истории, считая их чистой выдумкой, Ты уже никогда не будешь смотреть на мир прежними глазами.

Преобразование мира в рамках индивидуального сознания - эта ньюэйджеровская идея в 90-е обеспечила издателям книг Кастанеды массовую аудиторию из числа потерявших работу инженеров, научных работников, потянувшейся ко всему экстравагантному молодежи. Возникли группы его последователей, которые пытались отыскать «места силы» и разводили кактусы. С 1993 г. издательство «София» издало все книги Кастанеды. Дорогостоящие, прекрасно изданные, они до сих пор являются хорошо раскупаемой продукцией российского книжного рынка. Однако, это происходит во многом благодаря инерции рынка.

Следует заметить, что книги Кастанеды, не являясь литературными шедеврами, а представляя собой довольно посредственные произведения, рассчитанные на массового читателя-обывателя, эксплуатировали приемы, обеспечивающие увлекательность в определенное время и в определенном месте: в конце 60-х – в 70-е в США - в период расцвета жанра научной фантастики в американской литературе и создания фантастических кинофильмов с использованием всех технологических достижений в них предлагались мотивы свободы и освобождения в рамках фантастических и мистических сюжетов. В России книги Кастанеды, как и многие другие, были символом причастности к западной культуре, до определенного времени недоступной. Во многом их привлекательность обеспечивалась недавней «дефицитностью» и фиксацией наркотических состояний. В условиях насыщения и увеличения ассортимента российского книжного рынка книги Кастанеды уже не могут претендовать на исключительную популярность: избалованного триллерами, приключенческими лентами и технологическими кинематографическими шедеврами потребителя, предупрежденного об опасности наркотиков, все меньше привлекают длинные описания приготовления зелий, ухода в транс, не очень понятные назидания и внушения, над которыми нужно ломать голову. Кастанеда свою роль популяризатора и внедренца наркотиков уже выполнил, и теперь в цепи ньюэйджеровских легионеров вынужден уступить место другим фигурантам. А до настоящего художественного гения его скромный писательский навык так и не вырос.

(При использовании:

Е.Торчинов, С.Пахомов «Путь с сердцем». «Азбука-класика», Спб., 2003

http://castanedo.narod.ru/stat.htm http://ps.1september.ru/2001/42/5-2.htm

 

 


Глобализация Устойчивое развитие Духовные основы Образ будущего Главная Библиотека